Введенское кладбище, или московский Пер-Лашез

Прочее

Помню, как впервые оказавшись в Москве и отправившись на обязательную тогда для новичка автобусную экскурсию по столице, была удивлена и даже по-провинциальному шокирована тем, что обязательный объект экскурсии – кладбище. Ведь как ни называй, подбирая слова понейтральнее – некрополь, место вечного упокоения, музей надгробной скульптуры, как ни философствуй о том, что все там будем, что такое кладбище – серьезнейший культурный объект, суть одна: ты глазеешь и порой даже восхищаешься местом, которое для огромного количества людей – точка беды и прощания с родными, близкими и любимыми. Вот и здесь, оказавшись едва ли не на самой интересной в своей жизни экскурсии, я мысленно не раз просила прощения у всех встреченных там обычных людей, для кого наша группа была праздными гуляками…

Правда, как ни странно для меня, а фотографий из такого роскошного для фотографирования места будет не так, чтобы очень много. Почему? Да потому, что я слушала и слушала, и слушала… Многие считают (и я раньше, признаться, тоже), что платить за такое не стоит, что можно подготовиться самостоятельно, почитать все в интернете и прийти вполне подготовленному теоретически. Можно, конечно. Но в данном случае точно не нужно, потому что экскурсию проводил «публицист, краевед и потомственный москвич Андрей Леднёв», человек с такими знаниями «вширь и вглубь», с таким собственным интересом к предмету, что даже я больше слушала, чем бегала за красивыми ракурсами, лишь иногда пытаясь совместить то и другое.

Погулять самостоятельно после экскурсии? Так и хотела, вот только вместо запланированных двух с половиной часов мы гуляли почти четыре, заканчивая экскурсию почти бегом и при полной вечерне-осенней темноте. Да-да, ночью и на кладбище…
Собственно, потому и фото, с которого положено бы начать рассказ, вот такое, ночное, уже на выходе)

Но внутри кое-что все же успела…
Немецкое, Иноверческое, ныне Введенское… XVIII век. Интернеты вам скажут, что в XIX веке сюда перенесены останки генералов Ф. Лефорта и П. Гордона. Соврут. Есть здесь Лефорт, нет здесь Лефорта, никто не знает. Его действительно затеялись перезахоронить, приступили к делу, но… по некоторым данным, так и не донесли, застряв где-то перед речкой Синичкой. А вот Патрик Гордон, «вершитель истории закатной "Московии", боевой генерал и адмирал, великий фортификатор, негоциант, дипломат, наставник Петра Великого в ратном деле» (и не только в ратном), есть.

Читайте также:  Московский Диснейлэнд — «Остров Мечты»

Синичка, кстати, и сейчас течет у подножия Введенского холма, только, как и другие речки-москвички, замурована в бетон.

Кое-что, всего лишь кое-что… В памяти краткие вспышки фамилий, историй и лиц. И музыка. Да-да, прямо на экскурсии звучала музыка. «Лакримоза» в исполнении Марии Вениаминовны Юдиной, например.

Русская пианистка, лишь один эпизод из жизни которой говорит больше, чем толстые монографии:

"Однажды в Радиокомитете раздался телефонный звонок, повергший в состояние ступора всех тамошних начальников. Звонил Сталин. Он сказал, что накануне слушал по радио фортепьянный концерт Моцарта в исполнении Юдиной. Спросил: существует ли пластинка с записью концерта? "Конечно, есть, Иосиф Виссарионович", – ответили ему. "Хорошо, – сказал Сталин. – Пришлите завтра эту пластинку ко мне на дачу".

Едва была повешена трубка, руководители Радиокомитета впали в дикую панику. Дело в том, что на самом-то деле никакой пластинки не было, а концерт передавали из студии. "Но Сталину, – рассказывает Шостакович, – смертельно боялись сказать "нет". Никто не знал, какие будут последствия. Жизнь человеческая ничего не стоила. Можно было только поддакивать".

Срочно вызвали Юдину, собрали оркестр и ночью устроили запись. Все тряслись от страха. И только Юдина была спокойна. Дирижер от страха ничего не соображал, пришлось его отправить домой. Вызвали другого – та же история: он дрожал сам и сбивал оркестр. Только третий дирижер смог довести запись до конца. Это был уникальный случай в истории звукозаписи – смена трех дирижеров. К утру запись была готова. На другой день в сверхсрочном порядке была изготовлена пластинка в одном экземпляре, который и был отправлен Сталину.

Но история на этом не закончилась. Через некоторое время Юдина получила конверт, в который было вложено 20 тысяч рублей – огромные по тем временам деньги. Ей сообщили, что это сделано по личному указанию товарища Сталина. И тогда она написала Сталину такое письмо: "Благодарю Вас, Иосиф Виссарионович, за Вашу помощь. Я буду молиться за Вас денно и нощно и просить Господа, чтобы он простил Ваши прегрешения перед народом и страной. Господь милостив, он простит. А деньги я отдам на ремонт церкви, в которую хожу". (С.Волков).

И личная судьба: ее жених, альпинист, перед свадьбой погиб в горах.

Читайте также:  В Москве появилось три новых дешевых новостройки

И все же взгляд ловит и ловит прекрасное, отметая от разума трагическое…

Что-то пока в состоянии не лучшем, хотя именно такое состояние отчетливее всего говорит о глубине времени, текущем в этом месте. Но и реставрированных надгробий немало. Проведенных удачно, как на памятнике XIX века или на могилах Георга Лиона и Александры Ивановны Рожновой, где мемориал украшен цветной мозаикой по мотивам картины Арнольда Бёклина "Остров мертвых"…

Вы же понимаете, экскурсия! С человеком, переполненным знанием! В каждой точке – рассказ, рассказ, рассказ… Я буду неделю писать, если попытаюсь передать все услышанное. Так что прямо тут, среди поста, просто рекомендую сходить любому, кому интересно: Андрей Леднёв в Фейсбуке, группы он водит на Введенское не редко. Ну, а я еще немножко переберу фотографии и то, что услышала.

К слову, после экскурсии чаша весов добра и зла в отношении Юрия Михайловича Лужкова качнулась у меня в душе в сторону добра. Оказывается, процесс планомерного уничтожения старинных кладбищ, начавшийся со стирания следов «отеческих могил» еще большевиками и продолжавшийся беспамятными «строителями коммунизма», был остановлен именно им. А ведь могли лишиться и Ваганьковского…
А именно это кладбище, Введенское, спас могущий разразиться международный скандал: слишком много здесь имен и фамилий таких, после уничтожения памяти которых стране можно было уже и не отмыться.
Утрачено многое, к сожалению. Не прошла даром идеология, в которой «все вокруг советское, все вокруг мое» – воровали с могил нещадно. Не прошли даром 90-е, когда украли практически всю бронзу. Теперь можно только услышать, что и здесь вот, в основании памятника Карла Юльевича Давыдова, была когда-то бронзовая виолончель.

Читайте также:  Стадион «Открытие Арена»

Но и здешняя история – история не только потерь, что-то обрело «вторую жизнь», я же пока скажу только классическое "продолжение следует…"

подписывайтесь на мой канал

Источник

Главный редактор , mymoscow.su
Елизавета Воронина
Об авторе
С детства проживаю в Москве. Знаю весь город и слежу за его жизнью, поэтому на этом сайте я размещаю самые нужные мероприятия для всех моих любимых москвичей. Будьте в курсе интересного в Москве.

Оцените статью
mymoscow.su
Добавить комментарий